Предубеждения экспериментатора

существует вероятность неграмотного проведения исследования. Самый общий вывод, который можно сделать на основе этих результатов (то есть уровень внешней валидности), заключается в том, что исследования в целом имеют некоторые погрешности, которые проявляются при изучении эффекта ожидания.

Зная о причинах искажения, можно предложить способы сведения их к минимуму. Если участники исследования, которые будут проводить тестирование, недостаточно опытны, они, естественно, должны пройти тщательную подготовку. В этой подготовке следует акцентировать внимание на проблеме стандартизации, так как отклонение от стандарта — это первый шаг к искажению. Если есть возможность, экспериментаторов нужно не только обучить проведению стандартной процедуры, но и периодически проверять их работу, дабы удостовериться в том, что в ходе исследования она не стала небрежной, Нет необходимости говорить, что повышение оплаты за получение желательных результатов неприемлемо. Кроме того, исследователь должен избегать дифференцированного использования неденежного вознаграждения — например, выражение одобрения, когда экспериментатор сообщает о желательных результатах, и неудовольствия — при отсутствии таковых. Поскольку эффект необъективности обусловлен ожиданиями, нельзя допускать, чтобы у экспериментаторов сформировались четкие представления о том, каковы должны быть результаты исследования. Иногда с этой целью экспериментаторов держат в неведении относительно гипотез, проверяемых исследованием, и статуса испытуемых (например, экспериментальная или контрольная группа). Это метод «слепого эксперимента, который рассматривался в главе 4.

Хотя предложить способы предотвращения необъективности экспериментатора довольно просто, воплотить их на практике не всегда легко. В частности, иногда бывает трудно устроить «слепой» эксперимент или «слепое» наблюдение. В некоторых случаях ведущий исследователь (то есть человек, разработавший план исследования) тоже тестирует испытуемых, что, естественно, исключает возможность эксперимента, «слепого» в отношении гипотез. В других случаях было бы несерьезно надеяться на то, что у экспериментаторов, даже не обладающих никакой информацией об исследовании, не сформируются гипотезы о его целях и возможных результатах. Во многих ситуациях от экспериментатора невозможно скрыть статус испытуемого. Экспериментатор, к примеру, не спутает 3-летнего ребенка с 5-летним или мальчика с девочкой, а знание возраста или пола испытуемого может вызвать предвзятое отношение. Стоит отметить, что исследователи, работающие в области психологии развития, фактически всегда обладают информацией о своей главной независимой переменной — о возрасте испытуемого. Наконец, даже тогда, когда проведение «слепого» тестирования возможно, оно часто не используется. При обзоре журналов (таблица 1.3) учитывалось, использовались ли «слепой» эксперимент или «слепое» наблюдение там, где это было необходимо. Только 63% исследователей сообщили об использовании этого приема.

Ранее мы поставили под сомнение внешнюю валидность исследований необъективности экспериментатора. Суть вышесказанного сводится к тому, что результаты этих исследований не стоит слишком быстро сбрасывать со счетов как ограниченные искусственностью созданной экспериментальной ситуации. Несомненно, эффекты необъективности экспериментатора существуют. Как чисто они имеют место и сколько ложных выводов явилось их следствием — спорный вопрос. Цель исследователя — предупредить подобные споры в отношении своего исследования, то есть при планировании и проведении исследования, а также при сообщении его результатов сводить к минимуму вероятность необъективности экспериментатора.

Перейти на страницу: 1 2 

Меню

Copyright @2022, Psychologyexpert.ru.