Приложение

Примерный отчет по проведенному исследованию ««Настоящий» мужчина – кто он?»

Процесс гендерной социализации проходит, опираясь как на существующие в обществе гендерные стереотипы, которые дети усваивают с детства, так и на субъектный выбор личности. Процесс социализации продолжается на протяжении всей жизни человека, но базовые моменты закладываются до периода зрелости. Юность – завершающий этап первичной социализации, результатом которого являются построение Я–концепции личности и формирование первичной гендерной идентичности. Цель данной работы – изучение социальных представлений о маскулинности на этапе ранней зрелости, содержательно формирующих мужскую идентичность юношей.

Мы предположили, что в обществе циркулирует несколько образов эталонной маскулинности, что обусловливает существенную вариативность в построении мужской идентичности юношей.

В качестве исследовательского инструментария был выбран метод фокус–группы, представляющей качественную методологию, наиболее адекватную решаемым задачам на начальном этапе исследований. Была проведена одна фокус–группа, состоящая из 8 человек (6 девушек и 2 юношей).

В процессе исследования были реконструированы социальные представления о мужественности студентов и студенток, в которых выделились два основных типа категорий: нормы мужественности, описанные Ш. Берн (норма успешности, норма антиженственности, нормы физической, умственной и эмоциональной твердости), и альтернативные категории, затрагивающие другие конструкты маскулинности (категории «стереотипно–фемининные черты» и др.).

Так, норма успешности встречалась в высказываниях каждого третьего респондента и выражалась в упоминаниях военных подвигов и званий, которые обеспечивают статус «настоящего» мужчины («он герой РФ, получил звание подполковника…») или статус определяется посредством успеха в карьере («он – весьма почитаемый, имеет красивую, дорогую машину» и т. п.).

Смысловые единицы, раскрывающие категорию, связанную с нормами физической твердости, встречались в более половины всех высказываний, упоминались наличие «крепкого/спортивного тела», «мужественного телосложения» и «физической силы» у «настоящего» мужчины.

Норма умственной твердости представлена в половине всех высказываний: «мудрый», «рассудительный», «много читает умных книжек», «неглуп», «обладает живым бойким умом».

Норма антиженственности в процессе фокус–группового исследования была практически не артикулирована, представлена только одним высказыванием: «он должен избегать женского поведения».

В описании мужественности студенты в половине случаев прибегали к описанию привлекательной внешности «настоящего мужчины»: «красив и хорошо выглядит», «одевается со вкусом», обладает «мужским (либо мужественным) тембром голоса», «средних лет с проседью», «рост выше среднего, уверенный взгляд и походка». Кроме того, в конструировании мужских образов были использованы характеристики, не соответствующие однозначно набору признаков маскулинности по Ш. Берн. К таким качествам мы отнесли, например, «социальную тренированность»: «он хорошо воспитан», «имеет хорошие манеры», «интеллигентный человек», «галантный, уважающий женщину». А также стереотипно фемининные черты: «нежный», «заботливый», «терпеливый», «чуткий», «сострадающий».

То есть среди характеристик, на которые молодые люди ориентируются в процессе построения мужской идентичности, были обнаружены как традиционные «маскулинные нормы», так и качества, характеристики, которые выбиваются из традиционного образа (например, акцент на внешности «настоящего» мужчины). Таким образом, в представлении эталонной маскулинности были идентифицированы как основные категории, представленные Ш. Берн в качестве ведущих характеристик маскулинности, так и дополнительные, свидетельствующие о возможном усложнении образа маскулинности.

Перейти на страницу: 1 2

Меню

Copyright @2022, Psychologyexpert.ru.